опоздал на десять лет

12:16 

Side B

твой мертвый друг харли воррен
здесь грубый глаз не различит ничего кроме тьмы и придет в великое отчаяние
но, конечно же, это работает в обе стороны, и взамен он дает мне право его уничтожить.

это, конечно же, очень большая ответственность. и, конечно же, когда у тебя есть ядерный чемоданчик, твоя задача - делать все возможное, чтобы не нажимать на красную кнопку.
мы справляемся.

поначалу, конечно, было тяжело.

дело в том, что картер удовлетворяет абсолютно все мои нужды. все, чего бы я не пожелал - он может все, и хочет все. он здесь, он рядом, он не может отойти. мы следим друг за другом, как классическая гетеросексуальная команда: один глаз - за домом, второй глаз - за миром. картер следит, чтобы я не умер от голода, я слежу, чтобы картера не выперли из страны. картер бегает, чтобы я мог лежать. я разговариваю, чтобы картер мог молчать.

в детстве я научился многим вещам, например, что если человеку не больно - он не говорит правду. нельзя быть искренним, если ты не страдаешь. вытащи и покажи мне свое сердце. если ты не кровоточишь - ты не настоящий, и тебе, скорее всего, нельзя доверять. я покажу тебе свои кишки, если дашь мне выпустить кишки тебе.

не могу дать тебе по ебалу - нет любви. не позволяешь сломать тебе пальцы - нет любви. я позволяю, если ты позволишь. можешь вытереть мною пол, если я нассал тебе на ковер.
не соизволите ли вы? не могли бы вы? ах, как нескромно.

мне нужен контроль, мне нужно столько контроля, настолько много, насколько я смогу удержать, перед тем как у меня сместятся позвонки. столько контроля, чтобы я мог его отпустить с чистым сердцем, упасть, сказать: "я сделал все, что смог". картер хотел бы избежать всего этого. картер хотел бы не иметь ничего общего с тем, что происходит вокруг него. чтобы стать чем-то другим. быть пластилиновым. прозрачным. воздухом.
иногда мы меняемся.

иногда мы с картером думаем, возможно нам стоит попробовать бдсм, но дело в том, что бдсм - это игра, а я думаю, было бы глупо превращать жизнь в игру. тогда все будет понарошку. как тогда?

тяжело.

на самом деле, мы с картером круглые сутки занимаемся тем, что воркуем, как голубки, и кормим друг друга с рук, и спрашиваем "как твои дела?", "все ли в порядке?", "что я могу для тебя сделать?", "все точно в порядке?", разговариваем, как дегенераты, сюсюкаем, пускаем слюни, вылизываем друг друга, это все очень отвратительно. я бы хотел его уничтожить. я бы хотел, чтобы он уничтожил меня.

мы все делаем вместе. спим вместе, едим вместе, готовим вместе, принимаем ванну вместе. мы говорим: "я скучаю", когда звоним по телефону. мы целуем микрофоны мобил. сегодня я плевал ему в рот, и облизывал белок глаза, и буду делать это завтра. я не буду рассказывать, как мы ебемся. перед сном я говорю: "моя пекориночка, души моей кровиночка".

дело в том, что мы избавляем друг друга от депрессии. я не использую глагола в совершенной форме, потому что это процесс, скорее всего - бесконечный. мой психиатр говорит, что мы должны научиться делать вещи сами для себя. я думаю это правильно, мы должны. это хороший совет. я думаю, именно так и нужно сделать.

еще я думаю, нам нужно купить по ошейнику.

на этом я закончу наш короткий цикл передач о картере
мы взяли эти нички, потому что думали, что это будет очень смешно: картер спит по двадцать часов в сутки, а я - мертв

@музыка: настоящая проблема, конечно же, в том, что мы взрослые люди, которые не могут позаботиться о себе.

@настроение: настоящая проблема, конечно же, в том, что нас проще и гуманней пристрелить

URL
Комментарии
2017-05-16 в 10:49 

Лю.
Блаженны нищие духом.
Звучит как фанфик.

2017-05-17 в 20:56 

твой мертвый друг харли воррен
здесь грубый глаз не различит ничего кроме тьмы и придет в великое отчаяние
у меня просто такое лицо

URL
     

главная